Что же за дороги мы сооружаем, если по ним нельзя ездить ни весной, ни летом?